Замки Витебска - Дела Витебские - Каталог статей - ТрансРивер_Персональный сайт_ Витебск
Суббота, 03.12.2016, 23:51 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Каталог статей

Главная » Статьи » Дела Витебские

Замки Витебска

В 1393 г. войска мятежного князя Свидригайло отразили здесь штурмы князей Витовта, Скиргайлы и смоленского князя Юрия Святославовича. Лишь после 4-недельной осады с большим трудом был взят Нижний замок. Затем Витовт «заточил дела в церкви мурованой в Нижнем замку, розбивал мур Вышнего беспрестанно». Сделав проломы в стенах и башнях, осаждавшие готовили штурм, но жители Витебска, не имевшие достаточного количества продовольствия, сдали замок.

В 1396 г. Свидригайло с согласия горожан снова овладел Витебском, и войску Витовта пришлось штурмовать город. Нижний замок удалось занять только после 30-дневной осады и штурма. В Верхнем замке, который защищался не менее упорно, сосредоточилось так много людей, что была сделана попытка вывести оттуда женщин и детей. В сутолоке ворота замка открыли не вовремя, и осаждавшие ворвались туда.

В 1435 г. Витебск снова открыл ворота князю Свидригайло. Город шесть недель находился в осаде, но взять его войску Жигимонта не удалось. Лишь в 1437 г. после упорной защиты «полочане и витебляне, не маючи собе ниотколь помочи», признали власть великого князя Жигимонта.

Во второй половине XV в. жизнь города протекала более или менее спокойно. Король Казимир дважды (в 1451 и 1469 гг.) был здесь, инспектировал укрепления Витебска и дал его жителям «Уставную грамоту», которая регламентировала их жизнь и деятельность. В грамоте зафиксированы фактическая автономия Витебской земли, права и обязанности горожан, местных феодалов и боярства. Одной из основных повинностей местных жителей было участие в военных походах: «А на войну быти им с нами посполу готовыми».

В Витебске существовала особая группа жителей, так называемые «конные мещане», которые, живя в городе, одновременно владели имениями, служа за это государству «конем». Главной их обязанностью было несение службы «збройно» в конном земском ополчении во время «посполитого рушенья» вместе со шляхтой. Во второй половине XVI в. конные мещане дали для войска 100 лошадей. Вдобавок они «оправляли» Замковую гору, строили острог. В документах XV—XVI вв. приведен ряд обязанностей горожан, связанных с охраной и ремонтом укреплений.

Как и в других городах Беларуси, местные жители несли сторожевую службу и «на обламах в ночи кликали», должны были «строить городни и башни и их глиною мазати». «Сторожа городовая» касалась всех, включая представителей духовенства, а также людей боярских, которые имели жилье в Витебске и в селах Витебского повета. В 1530 г. король Сигиз-мунд обязал последних «ворот городовых стерегивать» и «сторожу к воротам городовым приставляти и чинити».

К ремонту и военно-строительным работам в Витебске постоянно привлекались «водлуг стародавнего звычая» Усвятская и Озерищенская волости: «по 4 недели у год, 2 недели в лесе, а 2 недели в замку робити». При необходимости «городовую работу» выполняли в Витебске жители других городов и волостей. Так, в 1514 и 1529 гг. из Лиды, Белицы, Василишек, Маркова, Перелома, Радуни и Посожья было послано более 100 человек, из Браслава и Оникшт — 70 и 50 «топоров». В 1529 г. сюда же, в замковые «шпихлеры», из разных мест доставляли хлеб.

С начала XVI в. Витебск попал в полосу частых военных походов, которые совершали царские воеводы на протяжении полутора веков. В 1502 г. были сожжены предместья города, а в 1516 г. Витебск долго выдерживал осаду. Замок, однако, выстоял. Опустошительные набеги повторились в 1519 г. Нижний замок был взят, и во время осады погибло много жителей. Уцелевшие «отсиделись» в Верхнем замке. В 1534 г. князь Борис Горбатый вместе с новгородско-псковской ратью уничтожил все окрестности, но город взять не сумел. В июле 1535 г. стало известно, что русские воеводы Кислица и Ляцкий пришли в Великие Луки. Как сообщили маршалку Ю. Радзивиллу, у них было «сорок тысяч людей, а дел сорок, а мають Витебска доставать». Сведений о том, состоялся этот летний поход на Витебск или нет, не сохранилось. Однако в конце ноября 1535 г. новгородско-псковские рати во главе с князем Б. И. Горбатым «воевали Витепские места». Летом 1536 г. войска князей Горенского и Барабашева сожгли Витебский посад, захватили в плен многих горожан и жителей окрестных волостей.

Во время Ливонской войны Витебск трижды осаждали царские войска. В мае 1562 г. от Великих Лук к нему направилось большое войско во главе с князем А. М. Курбским. Нападение повторилось в 1563 г. Затем в 1568 г. (по другим сведениям—в 1569 г.) здесь побывало шеститысячное войско воевод Шереметьева, Бутурлина и Сабурова.

О состоянии городских укреплений Витебска середины XVI в. можно судить по «Хронике Литовской и Жмойтской», в которой отмечается, что от каменных укреплений осталась лишь одна разрушенная стена да сильно поврежденная «мурованая вежа», стоявшая над Двиной.

17 марта 1597 г. благодаря королю Жигимонту III Витебск получил магдебургское право. Город теперь имел герб («в блекитном полю образ святого Спаса Збавителя нашего, и при том зараз трохи нижей меч голый червоный, што ся мает розуметь кровавый»), хоругвь, под которую мещане становились «под час посполитого рушенья и потребы военное». Каждый ремесленный цех также получал свое знамя. Была еще раз подтверждена военная повинность горожан, которая за ними сохранялась.

В 1614 г. в Витебске сгорели Верхний и Нижний замки, восстановление которых затянулось на долгие годы. В 1626 г. произошел новый пожар, уничтоживший Верхний замок и район Задвинья.

По свидетельству велижского жителя, который побывал в Витебске в 1632 г. с явно разведывательными целями, город выглядел следующим образом: «От Сурожи 40 верст город Витебск почат город делать земляной, да не доделан, а стоит на горе, а не строен, взять его мочно 500 человек, дворов мещанских с 2000, стоят не стройно, врозни, а живут люди не боевые, войны не знают». Последние слова не отражали истины, но косвенно говорили об отсутствии в то время в Витебске гарнизона регулярных войск. Верхний и Нижний замки были каменными, поэтому есть все основания полагать, что «земляной город» — это укрепления Узгорского замка, который только начали сооружать.

Облик Витебска в 20—40 гг. XVII в. отражен в инвентарях города за 1638, 1639 и 1641 гг. Из них можно узнать, что «замок Вышний» был сильно разрушен. Отмечены «великая Вышняя башта», стоявшая справа от входной брамы Великой, «башта Кругликовая», на которой находилось четыре больших и пять меньших пушек, «форта», выводившая к речке Витьбе и мельнице, каменная стена к «браме Великой». На территории замка было 52 дома, 34 из них принадлежали панам воеводства, остальные — состоятельным мещанам, пушкарям, палачу, старцу Сорицкой волости и др. В цейхгаузах Верхнего замка в конце 30-х гг. XVII в. хранилась военная амуниция. Из огнестрельного оружия называются 8 шмыговниц, 80 гаковниц, железный штурмак, 10 железных киев, форма для отливки пушечных ядер и 8 форм гаковничных. Было также 50 каменных ядер, видимо, вышедших из употребления.

Нижний замок был «весь опавший». В инвентаре, составленном 7 сентября 1638 г. скарбовым королевским слугой Я. Быковским, отмечено, что на речке Витьбе и ручье, которые омывали оба замка, есть два «опустевших ставища и прорвы в греблях, которые при хорошем порядке были бы водой наполнены и залиты». В Нижний замок вели три въездные «брамы» — Заручайская, Завитебная («Рынковая»), Задунайская. Со стороны Западной Двины была сооружена небольшая «форта Жидовская», которую строила еврейская община города. Все это после недавних пожаров отстраивалось из дерева.

Заручайская башня, покрытая дранкой, имела новый подъемный мост. Завитебная («Рынковая») была «низко построенная», деревянная, с ненакрытой крышей. Она открывала дорогу к мосту через Витьбу и далее в Узгорский замок. Пряслом каменной стены башня соединялась с укреплениями Верхнего замка. В направлении Задунайской брамы шел участок каменных укреплений с каменной башней, на самом верху которой начали возводить деревянный ярус. Участок обороны между этой башней и «Задунайской брамой» представлял собой комбинацию из двойного штакета и старой каменной стены. Такое же прясло стены шло от «брамы» по высокому склону Нижнего замка над «замковым ставом» и упиралось в старую каменную башню. На ней также начали сооружать деревянную надстройку.

Далее стояла каменная башня Нарожная. В момент составления инвентаря ее надстраивали из дерева, она была пока без помоста. Отсюда к «Заручайской браме» шла каменная стена, местами стояли деревянные «избицы», упиравшиеся в «браму». От нее отходила каменная стена в 160 шагов, соединявшаяся с «фортой Жидовской», на которой также был деревянный надстроенный ярус. От «форты» к Верхнему замку тянулся последний отрезок каменной стены. Таким образом, витебский Нижний замок представлял собой семибашенный комплекс каменных оборонительных сооружений.

Некоторая информация сохранилась об Узгорском замке. В 1639 г. здесь было восемь домов, в которых жили пушкари Федор Букара, Есип Антип, Богдан Любка, Бучал, Федор Хазрук, Иван Бык.

Накануне войны с Русским царством сейм Речи Посполитой принял решение (1654 г.) относительно обороны Витебска. Город играл большую роль в обеспечении безопасности восточной границы Великого княжества Литовского. Согласно этому решению все жители города, посольские мещане и жители воеводства в случае опасности должны были встать на защиту Витебска под угрозой потери своих владений и привилегий.

В середине августа 1654 г. войска воеводы В. Шереметьева подошли к Витебску. Вскоре сюда прибыл отряд украинских казаков во главе с В. Золотаренко. В городе к тому времени заканчивались приготовления к осадному положению. Нового леса привезти не успели, поэтому стали разбирать «хоромные строения» и спешно возводить башни и острог. В дело пошел «хоромный лес», из которого были построены дом пастора, училище кальвинистов и богадельня, а также дома многих горожан.

Началась 14-недельная осада Витебска, в котором находилось «всяких чинов людей... тысячей з 10». В их числе были мещане всех восьми сотен — Вышнего города, Подвинской, Узгорской, Епископской («Владычной»), Задунайской, Зарецкой (Заречанской), смешанной (Зарецкая и Верхнего города) и «Зарецкой Руси». Среди горожан было 42 пушкаря.

Осажденные делали «из города вылазки частые». Шереметьев писал царю, что на его ратников «выходят пешие люди с рогатины, с топорки и бердыши». Атаки пехоты поддерживались кавалерией. Активно действовала городская артиллерия. 27 августа 1654 г. Шереметьеву было приказано «под Витебском промышлять подкопом и зажогом, и зговором, и разными военными промыслами, а приступать не велено, чтоб в служилых людях истери не учинить». Осада перемежалась с попытками начать переговоры с жителями Витебска.

Находившиеся в осаде жители города выдвинули «пункты», на основании которых можно было вести речь о сдаче укреплений. Эти бумаги Шереметьев отправил царю. Спустя некоторое время воевода донес: «Витепские, государь, сидельцы про здачу города нам, холопам твоим, отказали, а приступать без твоего государева указу не смеем. Подкопщиков немецких и русских людей никого нету, а де зажегу у нас, холопей твоих, приготовлено щиты и возы с соломою из смоляными дровами, бочки смоляные, зажегу некоторыми меры не уметь, потому что в день и в ночь беспрестанные дожди». Из-за частых вылазок жителей Витебска пешие стрельцы, драгуны и солдаты стояли «в шанцах... беспеременно в день и в ночь». Их подстраховывали казацкие сотни.

Было решено активизировать осаду. К стенам города срочно привезли «великую пищаль верховую — Скворец» с 10 огненными, 10 нарядными ядрами и 16 гранатами, а также стенобитную пушку. Над Витебском приказали «промышлять всякими промыслы накрепко, снарядами стрелять и город зажигать».

В сентябре войско Шереметьева пыталось штурмом взять город, но витебчане «отсиделись и устояли». В конце октября 1654 г. к городу были стянуты новые царские полки «иноземного строю». Число войск достигло 20 тысяч.

В осажденном Витебске начался голод, от которого «немало людей посполитых и черни умерло». Много народа «из замков, с парканов и города перешло в Московское войско и присягнуло». У осажденных было мало пороха. 22 ноября в результате ожесточенного штурма город был взят. После того как побежденные приняли присягу, была проведена перепись оставшегося населения. На 30 января 1655 г. в Витебске числилось в восьми сотнях 1336 мещан и 144 шляхтича под командой ротмистра Ф. Сивицкого. Тогда же составили инвентарь Верхнего замка. Протяженность его укреплений достигала 353 саженей. Описания сохранившихся укреплений позволяют воссоздать первоначальный облик каменного Верхнего замка XIV в. Тогда там было восемь башен, в том числе большие проезжие ворота со стороны Нижнего замка, «фортка» к Витьбе, ворота к Двине, пять башен по периметру. О размерах некоторых из них в инвентаре сказано: «башня четырех сажень и башня каменная 5 сажень». Эти укрепления в XIV в. обычно строились в виде квадратов, следовательно, их размеры были около 7 х 7 и 8,8 х 8,8 м. Толщина стен замка у основания достигала 3 м. Поверхность внешнего склона вала была выложена булыжником.

В описи 1655 г. ничего не говорится о старом каменном Нижнем замке. Здесь стояли только деревянные башни (Гуркова, Задунайская, Засельная, Гуркова малая, Княжная, Сапе-жонкова, Пресильная, Взводная, Подлазная), а также Витебские, Заручайские, «Жидовские ворота». Между ними находился «стоячий тынишко». Общая протяженность линии укреплений Нижнего замка достигала около 922 м. Во время раскопок, которые проводились в 1983 г., была открыта угловая каменная башня Нижнего замка на юго-восточной окраине Витебска (ее размеры 8,15 х 7 м, толщина стен достигала 1,7 м). Протяженность укреплений Узгорского замка равнялась 1794 м, но они были сделаны «на время».

В период войны с Русским царством в Узгорском замке построили новый острог. Его периметр был уменьшен до 550 саженей, с севера выкопали ров. Всего в замке тогда насчитывалось девять башен, три из них были воротные.

Возведение укреплений вдоль Витьбы до Западной Двины было закончено в начале 1656 г. Тогда здесь поставили новый острог и пять башен. Все они были «трех саженей... в четыре угла с обламы, а в башнях по два бои, верхний и нижний». Острог, рубленный в два бревна, достигал в длину 254 сажени, в высоту — 3,5 сажени. Изнутри к острогу были прирублены и засыпаны землей террасы высотой в пять венцов, над ними — «полати на стрелбу», а по острогу положены «катки».

В одном из документов того времени сообщается, что на линии укреплений над Витьбой были «Малеваные ворота», которые ранее нигде не упоминались. Это сооружение находилось недалеко от Угольной башни, где река Витьба поворачивала почти под прямым углом к Двине. Что это были за ворота и каковы их размеры — судить трудно. Одно лишь можно сказать, что они открывали путь к ратуше в Узгор-ский замок и гостиному двору в Нижнем замке. Вероятнее всего, мост через Витьбу упирался в них. Судя по названию, это была самая красивая брама города — с традиционными образами над входом, по-особому украшенная и, может быть, расписанная красками.

Интересно, что часть укреплений в Витебске тогда возвели из разобранных башен и стен Суражского замка, которые сплавляли по Двине. Кроме того, сюда доставили из Озерища две большие пушки. Летом 1655 г. кроме них в Витебске числилось еще 16 медных полуторных и полковых пушек, 77 затинных пищалей, был большой запас артиллерийской «казны».

В систему обороны замков Витебска в то время входили и пруды: замковый, устроенный у подножия Нижнего замка на Замковом ручье, а также монастырский и мещанский на Витьбе. Зимой на них в целях безопасности скалывали лед. Один из мостов через Витьбу был огражден рубленой оборонительной стеной длиной 21 сажень с четвертью. В инвентаре, составленном в 1665—1666 гг., говорится, что многие башни и прясла стен были сделаны заново. На них разместили большинство пищалей и пушек.

В Верхнем замке были срублены новые проезжие ворота («Темные»). Они были прямоугольные в плане, размером 11 х 8,9 м, стены были срублены в одно бревно, три пушечных и мушкетных боя. Завершалась брама шатровой тесовой крышей с трапилом (караульней) наверху. Под крышей размещались обламы. «Шереметьев круглик» был восьмигранной четырехъярусной башней, увенчанной шестигранным трапилом.

На участке обороны вдоль Витьбы стояла малая деревянная башенка, поставленная на старом каменном «бычке». Размер каждого из этих сооружений в основании достигал 4,6 х 7,5 м. Тесовая крыша на башенке была шатровой. Там были трапило и вестовой колокол весом 9 пудов 30 фунтов. Далее стояли «фортка» к Витьбе шириной около 1,5 м, башни «Танкова» с тремя боями размером в основании около 6,4 х 6,4 м и угловая восьмигранная Подвинская башня («Боборыкин круглик») с тремя мостами и четырьмя боями. Высота от земли до облам достигала 12,8 м. На шатровой тесовой крыше возвышалось трапило.

От Подвинской башни линия стен поворачивала на запад и шла вдоль Двины. Здесь находилась двухъярусная Храповицкая башня с квадратным основанием 7,5 х 7,5 м. Далее стояла старая каменная башня («палата каменная») размером 10,7x10,7 м.

Башни соединялись каменными стенами, кое-где они были с деревянными городнями-тарасами, нарубленными сверху. Имелись участки деревянных укреплений. На галерею верхнего боя можно было попасть через «ганок» с лестницей. Стены старого каменного замка с напольной стороны достигали 3,5 сажени в высоту, т. е. около 7,5 м. Со стороны Двины высота стены до зубцов равнялась 2,5 саженям (около 4,5 м).

Общая длина укреплений Верхнего замка составляла 392 сажени без четверти, т. е. около 665 м. На башнях стояли четыре полуторные пушки, две шмаковницы, двенадцать затинных пищалей. Кое-где на стенах лежали бревна («катки»). В инвентаре отмечено, что в осадное время в Верхнем замке «емлют воду в калитку-фортку из Видбы реки».

К 1656 г. был заново отстроен Нижний замок. Здесь было трое ворот («Жидовские большие ворота», «Заручайские большие проезжие ворота», «Витебские проезжие большие ворота»), одна «Задунайская фортка» и девять глухих башен. Все они были четырехугольные в плане. Исключение составляли башни-круглики Мещанская и Духовская, рубленные в восемь стен. Почти все башни имели по три яруса боя. На пяти башнях размещались караульни-трапила, на двух по краю крыши были помосты с перилами для наблюдателей. Под Напрудной башней находился тайник с водой. Лишь однажды в инвентаре упоминаются остатки стен древней каменной башни, на которых, как на фундаменте, возвели Швыйковскую башню. Го-родни толщиной в два бревна имели два яруса боя. На боевую галерею с двухскатной крышей можно было попасть по деревянным лестницам. К башням примыкали «ганки» для поднятия пушек. Перед башнями и стенами были сделаны дополнительные преграды в виде рогаток и частика, косого острога, надолбов, решеток, тына или палисада.

В Нижнем замке стояли 18 пушек и 51 затинная пищаль. Общая протяженность его креплений достигала 599,5 сажени.

В систему обороны Узгорского замка входила деревянная мельница, которая стояла на Витьбе и соединялась пряслами стен с Верхним замком и Подвинской воротной башней. Мельница имела два «мосты» и два яруса боя. На склоне Лысой (Пречистенской) горы находились Подвинские ворота с тремя «мостами», тремя боями. Они были четырехугольные в плане (7,5 х 7,5 м).

Далее стояли Пречистенский «бычок», Пречистенская башня с тремя боями, Роговая башня с четырьмя боями и трапи-лом, средняя башня и Суражские ворота. Ворота размером в основании 10,5 х 10,5 м имели три «моста», три яруса боя, брусяное трапило. В направлении Витьбы и вдоль нее стояли пять башен и Кстовские ворота. Линия укреплений подходила к монастырской мельнице, которая была, как и мост через Витьбу, приспособлена к обороне. Таким образом, в Узгорском замке было сооружено 13 башен.

В документах 1664—1665 гг. ничего не говорится о «Малеваной браме», а также о башнях и стенах, стоявших вдоль Витьбы. Не исключено, что их разобрали, считая достаточно надежной защитой высокий берег реки, мельничные запруды и стоявший на противоположном берегу Витьбы комплекс фортификаций Верхнего и Нижнего замков.

С востока Узгорский замок имел широкий (до 8,4 м) и глубокий (до 4 м) ров с дополнительно поставленными рогатками, тыном и частиком. Длина рва достигала 169 саженей. С трех сторон замок был защищен водами Двины и Витьбы. От Витьбы, как отмечено в инвентаре, «...летом приступу в том месте за водою быть нельзя, а зимнею порою ставят на том месте рогатки и лед окапывают». Видимо, это делали и на Двине. Защищали Узгорский замок 13 пушек разного калибра и 68 затинных пищалей, расставленных по периметру укреплений протяженностью более 1800 м.

В целом в инвентаре за 1664—1665 гг. зафиксированы различные типы существовавших тогда деревянных оборонительных сооружений, башен, имевших суровый и впечатляющий вид. Большинство из 33 витебских башен заканчивались дозорными трапилами, нередко увенчанными флюгерами.

В 1667 г. Витебск вошел в состав Речи Посполитой. В инвентаре говорится о 28 башнях, 4 «бычках» и 2 калитках-фортках. Видимо, тогда город был уравнен в правах с Вильно, столицей Великого княжества Литовского.

Судя по сведениям стольника Петра I M. Цызырева за декабрь 1701 г. и по чертежу, сделанному им «тайным обычаем», можно предположить, что Витебские укрепления были в то время еще в довольно хорошем состоянии. 28 сентября 1708 г. во время Северной войны войска Петра I сожгли их вместе с городской застройкой.

В 1719 г. городские укрепления еще не были восстановлены. На территорию Верхнего замка можно было попасть, пройдя «то место, где брама бывала». Есть сведения, что 2 августа 1752 г. в городе случился пожар, в результате «выгорели замок от костела ксендзов Доминиканов, Благовещение, плебания, иезуиты, много домов». В мае 1757 г. снова произошел пожар: сгорели большая половина замка, три церкви и два костела, а 6 июня — остаток замка. После этого укрепления Витебска, видимо, не восстанавливались.

Ткачев М.А. Замки Беларуси. Мн.: Беларусь, 2005. - 200с.
Категория: Дела Витебские | Добавил: Ann (14.10.2010) | Автор: anna E
Просмотров: 2298 | Теги: замки, Витебск | Рейтинг: 4.0/1